Почему я не буду читать «Ведьмака»

Alex KoolaevОбзорыLeave a Comment

Ведьмак (иллюстрация)

Я слышал о «Ведьмаке» Анджея Сапковского – главным образом благодаря компьютерным играм. В игры не играл, книг не читал, комиксы и сериал тоже прошли мимо. Порой думал, что неплохо было бы познакомиться с творчеством Сапковского, но как-то не доводилось.

И вот пару дней назад увидел на Литрес сборник «Ведьмак». Не совсем было понятно, что внутри (Литрес показали среди прочего наполнения две одинаковые книги, что заставило задуматься), но предположительно это все книги, кроме последней, «Сезон гроз».

«Ведьмак» на Литрес

Аннотация к сборнику соблазняет: «Шедевр не только писательского мастерства Анджея Сапковского, но и переводческого искусства Евгения Павловича Вайсброта».

Что-то заставило меня усомниться. Нет, не в первой части предложения. В Сапковском я не сомневался. А вот в переводчике… Горький опыт научил бояться русских переводчиков и читать книги в оригинале, если возможно.

Ведь обычно о переводчиках не пишут. Вы видели упоминание переводчика в аннотации к книге «50 оттенков серого»? Или «Сумерки»? Или – возьмите почти любую книгу. Книгу продает имя автора и название. Не издатель и переводчик. Но тут о переводчике сказали особо, и мне стало интересно, каким таким искусством он обладает. Конечно, нужно было проверить.

Прежде чем покупать весь сборник, решил ознакомиться с первой книгой саги. Исходив пол-интернета, не без труда нашел на задворках, в каким-то чудом еще не прикрытой правообладателями библиотеке сборник рассказов о ведьмаке «Последнее желание». Для тех, кто не знает, это первая книга саги. Сначала о ведьмаке были только рассказы (сначала вообще только один рассказ), это потом появились романы.

Стоило прочесть несколько страниц, как тут же возникли сомнения, что это тот самый Вайсброт, о котором так хвалебно писали на Литрес. Взгляд привлекало многое: обилие просторечий в речи как простолюдинов из трактира, так и вельмож из королевского дворца; странный выбор слов, неудачный синтаксис – читаешь и думаешь: вот если тут и тут просто переставить слова, звучать-то будет лучше – но почему тогда это не сделано? В общем, у меня постепенно крепло впечатление, что здесь что-то не так.

Новый поиск в сети подтвердил, что это тот самый Вайсброт, все верно. Что опечалило меня. Ведь это означало, что официальный перевод «Ведьмака» в России – да притом такой, который называют громким словом «искусство» – мягко говоря, не самый удачный. *Вздох*

И снова на поиски в сеть. Запрос «ведьмак переводчик» в Google в попытке найти разные мнения о переводе Вайсброта – так ли он хорош, как Литрес его хвалит? Ведь я мог ошибиться. Плохое настроение, усталость или попросту звезды могли повлиять на мое мнение о переводе.

Анджей Сапковский и переводчик «Ведьмака»

Оказалось, что звезды тут вовсе ни при чем, на этот раз они не виноваты. Перевод действительно не так уж хорош: сам Сапковский в разных интервью замечает, что в переводах Вайсброта толпа ошибок, которая затаптывает оригинальный текст.

И вот примеры (взяты с сайтов без изменений):

ВОПРОС: Как бы вы могли оценить качество перевода ваших книг на русский?

САПКОВСКИЙ: Я их очень тщательно проверяю – конечно, постфактум. Я вижу книгу только когда она уже вышла. Переводчик пишет мне письма, письма, письма, где задает вопросы, много вопросов, и это хорошо. Потом я вижу книгу и нахожу массу ошибок, но в среднем – это хорошо.  Он неплохо понимает мой язык. Там – и это очень опасный момент – где я хочу, чтобы было смешно, где у меня шутка, все нормально. Ошибки, конечно, бывают, но я думаю, против этого средств нет. Этого не избежать. (http://www.lib.ru/SAPKOWSKIJ/sap-meet.txt

Или из другого источника: 

– А как вы относитесь к вашим русским переводам? Вы ведь можете оценить… 

– Переводы хорошие, но не идеальные. В каждой книге нахожу несколько принципиальных ошибок, которых вообще-то не должно было быть, потому что мы с Вайсбротом ведем активную переписку, он задает очень много вопросов, а я на них подробно отвечаю. В самом начале нашего сотрудничества он не понимал совсем простых вещей. Я ему говорил: “Ты что, Толкина не читал? Не знаешь, кто такой хоббит?..” Сегодня-то уже прочитал, уже знает. А тогда совершенно не мог разобраться. (http://www.fantasy.ru/other/sapk_ko.html

(Источник)


Т. Г.: Кроме того, например, «русалки и плаксы детей похищают» – а у переводчика получаем «русалки да нищенки детей умыкают», «Извини, Геральт, если у тебя другое мнение о волшебниках, полагаю, при твоей профессии оно у тебя есть» («оно», то есть «мнение»), в переводе читаем: «Полагаю, в твоем цеху их тоже немало» – то есть волшебников! среди ведьмаков! Волосы на голове дыбом встают, когда видишь такие вещи в тексте! Это ведь ужасно портит общее впечатление от чтения.

А. С.: Traduttore – traditore, наверное, случается это и со всеми остальными. Я этого всего, конечно, не обнаружу, я вижу только вещи совершенно катастрофические. Помню такой фрагмент, когда я написал, что донесли на какую-то бабу, что она занимается нелегальными абортами. Я написал: «летает ночью на кочерге, а днем вытравливает плоды» (lata nocą na ożogu, a w dzień płody spędza), то есть совершает нелегальные аборты, а Вайсброт перевел «по ночам летает на помеле, а днем ворует фрукты».

(Источник)


->”плакать” и “кланяться в ноги” – вместо – “кричать” и “убегать”,

-> “Геральт, который и сам, на манер некоторых портретистов, бывал склонен польстить клиентам, грустно покачал головой.” – вместо – “Геральт, которому знакома была распространенная среди портретистов склонность польстить клиентам, грустно покивал головой” 

->”нищенки” – вместо – “русалки-плаксы”

->”Ты уж прости, Геральт, ежели у тебя другое мнение о волшебниках. Полагаю, в твоем цеху их тоже немало, но на мой вкус – так это дармоеды и дурни.” – вместо – “Ты уж прости, Геральт, ежели у тебя другое мнение о волшебниках, полагаю, при твоей профессии оно у тебя другое, но на мой вкус – так это дармоеды и дурни.”

->пропуски “в эту минуту” и “отчаянно” в описании сражения ведьмака с упырицей – благодаря чему вся сцена предстает совершенно по-другому…


Помимо многочисленных ошибок, в переводах Вайсброта заметно снижение стиля: все персонажи говорят одинаково грубо, и вельможи, и головорезы в трактире, с обилием просторечий.

Нет, я не против того, чтобы сделать речь персонажей реалистичнее. Я не против просторечий и архаичного языка. Проблема здесь в том, что у Сапковского просторечия используются для придания речевой характеристики персонажам разных сословий и профессий. Да, головорезы говорят грубо, с просторечиями, как им и положено говорить. Но вот градоправители и короли – у них совсем другая речь. Это же и так понятно, не правда ли? Но Вайсброт почему-то намеренно снижает их речь и выставляет неотесанными детинами и девками. У него все персонажи говорят одинаково.

Пример с того же сайта, где поклонница и знаток оригинальных текстов Сапковского детально разбирает вопрос, что не так в переводах Вайсброта:

Так вот, господин Вайсброт текст в рассмотренных двух переводах “пересолил”. Там, где у Сапковского просторечие – он это просторечие передал, и, по-моему, очень удачно. Но очень часто данный переводчик делает “отсебятину”, “дополняет” автора, и, разукрашивая реплики персонажей, снижает до глубокого просторечия также тот текст, который у автора написан художественным, литературным языком.

И еще об огрублении языка. У Сапковского то и дело попадаются такие два слова как “rzyć” и “chędożyć”. Слова эти вы найдете в большом толковом словаре польского языка с пометкой “устаревшее”. И устаревшие они уже очень давно. Оба слова – старопольские, “rzyć” (зад) сейчас сохранилось в некоторых диалектах, а “chędożyć” в значении “совершать половой акт” исчезло где-то в XVI веке, после осталось лишь значение “чистить, украшать, наводить порядок” (и именно в этом значении данное слово также сохранилось в диалектах). ЧТО ВАЖНО: ни “rzyć”, ни “chędożyć” в современном польском языка абсолютно не воспринимаются как вульгаризмы (а всего лишь как архаизмы). В этом прелесть их использования в саге: все читатели понимают, о чем речь, но это не звучит вульгарно, грубо и непристойно, а всего лишь колоритно, потому что никто так не ругается c XVI века :).

Доказательством может служить факт, что слово “chędożyć” Анджей Сапковский использует даже в своих публицистических статьях, например:

“Z powyższego wynika oczywisty fakt – krytyk zawsze wie lepiej. Krytyk wie, z czego robi się prąd elektryczny, kto kogo i w jakiej konfiguracji winien chędożyć, co będzie z Polską za lat dwieście a z całym światem za lat tysiąc.” = “Из чего следует очевидный факт – критику всегда виднее. Критик знает, из чего делают ток, кто кого и в какой позиции должен иметь, что будет с Польшей через двести лет, а со всем миром через тысячу.” (перевод мой) (“Na przełęczach Bullshit Mountains 1”, Nowa Fantastyka 142/1994, http://www.promocja.wsi.edu.pl/~strefa/index.php?link=sapkowski_felietony)

А что мы имеем у Вайсброта? “Задница” (так и слышишь гундосящий голос, переводящий какой-то боевик: “Эй, ты, оторви ему задницу”:)) и “трахать” (или же его нецензурный вариант). И когда мы читаем это в каждой второй строчке (а есть такие фрагменты), то эффект, поверьте, не тот – уши вянут, как от каждого мата. И это при том, что Сапковский этот самый мат изящно обошел (не теряя ничего из его сочности)! Ну что стоило бы использовать вместо “трахать” хотя бы “иметь/поиметь”. Уже – имхо – было бы лучше. И для “задницы” нашелся бы соответствующий вариант: “гузно”, например.


Что делать, если «Ведьмака» все же хочется прочитать?

«Ведьмак» на английском

На данный момент, насколько мне известно, все книги о ведьмаке опубликованы на английском. Зная качество работы зарубежных издательств и в частности переводчиков, можно надеяться на хороший текст.

В любом случае, для меня это единственная альтернатива. Польского я не знаю, учить не буду, а читать со словарем это жуть и морока. Тогда уж можно довольствоваться и Вайсбротом.

Пока я прочитал совсем немного, первую интерлюдию и одну с половиной главку первого рассказа. Уже будет с чем сравнить английский перевод.

Обновление: По-английски читать приятно. Конечно, тут почти невозможно передать просторечие, поэтому его и нет. Но зато я не выпадаю из выдуманного мира всякий раз, когда персонажи открывают рот. В данном случае Сапковского лучше читать по-английски, чем по-русски. Если у вас нет возможности прочитать его по-польски, конечно.

Полезный вывод на будущее

Почитав интервью Сапковского о том, какие смешные ошибки в совершенно несмешных количествах допускает известный переводчик (и это притом, что во время работы над переводом он постоянно переписывается с автором и задает много вопросов, а Сапковский на них подробно отвечает), я окончательно решил сам заниматься переводом своей книги на английский. Не хочу, чтобы кто-то дописывал мои шутки, выкидывал куски текста, когда не понимает их, или превращал всех персонажей в простолюдинов-разбойников из трактира.

А что думаете о переводах «Ведьмака» Вайсброта вы?

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Почему я не буду читать «Ведьмака»

greatandwealthyguyРецензииLeave a Comment

Ведьмак (иллюстрация)

Я слышал о «Ведьмаке» Анджея Сапковского – главным образом благодаря компьютерным играм. В игры не играл, книг не читал, комиксы и сериал тоже прошли мимо. Порой думал, что неплохо было бы познакомиться с творчеством Сапковского, но как-то не доводилось.

И вот пару дней назад увидел на Литрес сборник «Ведьмак». Не совсем было понятно, что внутри (Литрес показали среди прочего наполнения две одинаковые книги, что заставило задуматься), но предположительно это все книги, кроме последней, «Сезон гроз».

vedmak litres chasti

Аннотация к сборнику соблазняет: «Шедевр не только писательского мастерства Анджея Сапковского, но и переводческого искусства Евгения Павловича Вайсброта».

Что-то заставило меня усомниться. Нет, не в первой части предложения. В Сапковском я не сомневался. А вот в переводчике… Горький опыт научил бояться русских переводчиков и читать книги в оригинале, если возможно.

Ведь обычно о переводчиках не пишут. Вы видели упоминание переводчика в аннотации к книге «50 оттенков серого»? Или «Сумерки»? Или – возьмите почти любую книгу. Книгу продает имя автора и название. Не издатель и переводчик. Но тут о переводчике сказали особо, и мне стало интересно, каким таким искусством он обладает. Конечно, нужно было проверить.

Прежде чем покупать весь сборник, решил ознакомиться с первой книгой саги. Исходив пол-интернета, не без труда нашел на задворках, в каким-то чудом еще не прикрытой правообладателями библиотеке сборник рассказов о ведьмаке «Последнее желание». Для тех, кто не знает, это первая книга саги. Сначала о ведьмаке были только рассказы (сначала вообще только один рассказ), это потом появились романы.

Стоило прочесть несколько страниц, как тут же возникли сомнения, что это тот самый Вайсброт, о котором так хвалебно писали на Литрес. Взгляд привлекало многое: обилие просторечий в речи как простолюдинов из трактира, так и вельмож из королевского дворца; странный выбор слов, неудачный синтаксис – читаешь и думаешь: вот если тут и тут просто переставить слова, звучать-то будет лучше – но почему тогда это не сделано? В общем, у меня постепенно крепло впечатление, что здесь что-то не так.

Новый поиск в сети подтвердил, что это тот самый Вайсброт, все верно. Что опечалило меня. Ведь это означало, что официальный перевод «Ведьмака» в России – да притом такой, который называют громким словом «искусство» – мягко говоря, не самый удачный. *Вздох*

И снова на поиски в сеть. Запрос «ведьмак переводчик» в Google в попытке найти разные мнения о переводе Вайсброта – так ли он хорош, как Литрес его хвалит? Ведь я мог ошибиться. Плохое настроение, усталость или попросту звезды могли повлиять на мое мнение о переводе.

author vs translator

Оказалось, что звезды тут вовсе ни при чем, на этот раз они не виноваты. Перевод действительно не так уж хорош: сам Сапковский в разных интервью замечает, что в переводах Вайсброта толпа ошибок, которая затаптывает оригинальный текст.

И вот примеры (взяты с сайтов без изменений):

ВОПРОС: Как бы вы могли оценить качество перевода ваших книг на русский?

САПКОВСКИЙ: Я их очень тщательно проверяю – конечно, постфактум. Я вижу книгу только когда она уже вышла. Переводчик пишет мне письма, письма, письма, где задает вопросы, много вопросов, и это хорошо. Потом я вижу книгу и нахожу массу ошибок, но в среднем – это хорошо.  Он неплохо понимает мой язык. Там – и это очень опасный момент – где я хочу, чтобы было смешно, где у меня шутка, все нормально. Ошибки, конечно, бывают, но я думаю, против этого средств нет. Этого не избежать. (http://www.lib.ru/SAPKOWSKIJ/sap-meet.txt

Или из другого источника: 

– А как вы относитесь к вашим русским переводам? Вы ведь можете оценить… 

– Переводы хорошие, но не идеальные. В каждой книге нахожу несколько принципиальных ошибок, которых вообще-то не должно было быть, потому что мы с Вайсбротом ведем активную переписку, он задает очень много вопросов, а я на них подробно отвечаю. В самом начале нашего сотрудничества он не понимал совсем простых вещей. Я ему говорил: “Ты что, Толкина не читал? Не знаешь, кто такой хоббит?..” Сегодня-то уже прочитал, уже знает. А тогда совершенно не мог разобраться. (http://www.fantasy.ru/other/sapk_ko.html

(Источник)


Т. Г.: Кроме того, например, «русалки и плаксы детей похищают» – а у переводчика получаем «русалки да нищенки детей умыкают», «Извини, Геральт, если у тебя другое мнение о волшебниках, полагаю, при твоей профессии оно у тебя есть» («оно», то есть «мнение»), в переводе читаем: «Полагаю, в твоем цеху их тоже немало» – то есть волшебников! среди ведьмаков! Волосы на голове дыбом встают, когда видишь такие вещи в тексте! Это ведь ужасно портит общее впечатление от чтения.

А. С.: Traduttore – traditore, наверное, случается это и со всеми остальными. Я этого всего, конечно, не обнаружу, я вижу только вещи совершенно катастрофические. Помню такой фрагмент, когда я написал, что донесли на какую-то бабу, что она занимается нелегальными абортами. Я написал: «летает ночью на кочерге, а днем вытравливает плоды» (lata nocą na ożogu, a w dzień płody spędza), то есть совершает нелегальные аборты, а Вайсброт перевел «по ночам летает на помеле, а днем ворует фрукты».

(Источник)


->”плакать” и “кланяться в ноги” – вместо – “кричать” и “убегать”,

-> “Геральт, который и сам, на манер некоторых портретистов, бывал склонен польстить клиентам, грустно покачал головой.” – вместо – “Геральт, которому знакома была распространенная среди портретистов склонность польстить клиентам, грустно покивал головой” 

->”нищенки” – вместо – “русалки-плаксы”

->”Ты уж прости, Геральт, ежели у тебя другое мнение о волшебниках. Полагаю, в твоем цеху их тоже немало, но на мой вкус – так это дармоеды и дурни.” – вместо – “Ты уж прости, Геральт, ежели у тебя другое мнение о волшебниках, полагаю, при твоей профессии оно у тебя другое, но на мой вкус – так это дармоеды и дурни.”

->пропуски “в эту минуту” и “отчаянно” в описании сражения ведьмака с упырицей – благодаря чему вся сцена предстает совершенно по-другому…


Помимо многочисленных ошибок, в переводах Вайсброта заметно снижение стиля: все персонажи говорят одинаково грубо, и вельможи, и головорезы в трактире, с обилием просторечий.

Нет, я не против того, чтобы сделать речь персонажей реалистичнее. Я не против просторечий и архаичного языка. Проблема здесь в том, что у Сапковского просторечия используются для придания речевой характеристики персонажам разных сословий и профессий. Да, головорезы говорят грубо, с просторечиями, как им и положено говорить. Но вот градоправители и короли – у них совсем другая речь. Это же и так понятно, не правда ли? Но Вайсброт почему-то намеренно снижает их речь и выставляет неотесанными детинами и девками. У него все персонажи говорят одинаково.

Пример с того же сайта, где поклонница и знаток оригинальных текстов Сапковского детально разбирает вопрос, что не так в переводах Вайсброта:

Так вот, господин Вайсброт текст в рассмотренных двух переводах “пересолил”. Там, где у Сапковского просторечие – он это просторечие передал, и, по-моему, очень удачно. Но очень часто данный переводчик делает “отсебятину”, “дополняет” автора, и, разукрашивая реплики персонажей, снижает до глубокого просторечия также тот текст, который у автора написан художественным, литературным языком.

И еще об огрублении языка. У Сапковского то и дело попадаются такие два слова как “rzyć” и “chędożyć”. Слова эти вы найдете в большом толковом словаре польского языка с пометкой “устаревшее”. И устаревшие они уже очень давно. Оба слова – старопольские, “rzyć” (зад) сейчас сохранилось в некоторых диалектах, а “chędożyć” в значении “совершать половой акт” исчезло где-то в XVI веке, после осталось лишь значение “чистить, украшать, наводить порядок” (и именно в этом значении данное слово также сохранилось в диалектах). ЧТО ВАЖНО: ни “rzyć”, ни “chędożyć” в современном польском языка абсолютно не воспринимаются как вульгаризмы (а всего лишь как архаизмы). В этом прелесть их использования в саге: все читатели понимают, о чем речь, но это не звучит вульгарно, грубо и непристойно, а всего лишь колоритно, потому что никто так не ругается c XVI века :).

Доказательством может служить факт, что слово “chędożyć” Анджей Сапковский использует даже в своих публицистических статьях, например:

“Z powyższego wynika oczywisty fakt – krytyk zawsze wie lepiej. Krytyk wie, z czego robi się prąd elektryczny, kto kogo i w jakiej konfiguracji winien chędożyć, co będzie z Polską za lat dwieście a z całym światem za lat tysiąc.” = “Из чего следует очевидный факт – критику всегда виднее. Критик знает, из чего делают ток, кто кого и в какой позиции должен иметь, что будет с Польшей через двести лет, а со всем миром через тысячу.” (перевод мой) (“Na przełęczach Bullshit Mountains 1”, Nowa Fantastyka 142/1994, http://www.promocja.wsi.edu.pl/~strefa/index.php?link=sapkowski_felietony)

А что мы имеем у Вайсброта? “Задница” (так и слышишь гундосящий голос, переводящий какой-то боевик: “Эй, ты, оторви ему задницу”:)) и “трахать” (или же его нецензурный вариант). И когда мы читаем это в каждой второй строчке (а есть такие фрагменты), то эффект, поверьте, не тот – уши вянут, как от каждого мата. И это при том, что Сапковский этот самый мат изящно обошел (не теряя ничего из его сочности)! Ну что стоило бы использовать вместо “трахать” хотя бы “иметь/поиметь”. Уже – имхо – было бы лучше. И для “задницы” нашелся бы соответствующий вариант: “гузно”, например.


Что делать, если «Ведьмака» все же хочется прочитать?

Обложка издания «Ведьмака» на английском

На данный момент, насколько мне известно, все книги о ведьмаке опубликованы на английском. Зная качество работы зарубежных издательств и в частности переводчиков, можно надеяться на хороший текст.

В любом случае, для меня это единственная альтернатива. Польского я не знаю, учить не буду, а читать со словарем это жуть и морока. Тогда уж можно довольствоваться и Вайсбротом.

Пока я прочитал совсем немного, первую интерлюдию и одну с половиной главку первого рассказа. Уже будет с чем сравнить английский перевод.

Обновление: По-английски читать приятно. Конечно, тут почти невозможно передать просторечие, поэтому его и нет. Но зато я не выпадаю из выдуманного мира всякий раз, когда персонажи открывают рот. В данном случае Сапковского лучше читать по-английски, чем по-русски. Если у вас нет возможности прочитать его по-польски, конечно.

Полезный вывод на будущее

Почитав интервью Сапковского о том, какие смешные ошибки в совершенно несмешных количествах допускает известный переводчик (и это притом, что во время работы над переводом он постоянно переписывается с автором и задает много вопросов, а Сапковский на них подробно отвечает), я окончательно решил сам заниматься переводом своей книги на английский. Не хочу, чтобы кто-то дописывал мои шутки, выкидывал куски текста, когда не понимает их, или превращал всех персонажей в простолюдинов-разбойников из трактира.

А что думаете о переводах «Ведьмака» Вайсброта вы?

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *